Церковное искусствоМозаика

Ковчег Завета; Франция. Жерминьи-де-Пре; IX в.

Ковчег Завета; Франция. Жерминьи-де-Пре; IX в.,; местонахождение: Франция. Жерминьи-де-Пре, Ораторий Теодульфа Орлеанского; Местоположение: Апсида
ID: 203
СОХРАНИТЬ ГЛАВНАЯ ОБЩИЙ ПОИСК
Ковчег Завета ; Франция. Жерминьи-де-Пре ; IX в., ; местонахождение: Франция. Жерминьи-де-Пре, Ораторий Теодульфа Орлеанского; Местоположение: Апсида
  1 ... 11211145

 
 
 
 
 
 
 
 
 
 

 

История средневекового французского памятника архитектуры и мозаики Жерминьи-де-Пре восходит корнями к биографии его основателя – Орлеанского епископа Теодульфа, близкого Карлу Великому, известному поэту и теологу своего времени.

Теодульф был одним из первых советников Карла по делам церкви, принимал участие в споре об исхождении Святого Духа, собрал в своём сочинении «De Spiritu Sancto» материал для решения этого вопроса. Он пользовался сначала большим уважением и Людовика Благочестивого, но в 817 году его обвинили на Ахенском соборе в сношениях с Бернардом, итальянским королём, лишили сана и сослали в монастырь в Анжере.

 В годы, когда император благоволил ему, Теодульф устроил свою резиденцию в Жерминьи-де-Пре и выстроил там часовню. Вероятно, архитектором был Одон из Армении, хотя этот вопрос остается спорным. Часовня была заложена в 805 году, завершена уже в 806 и имела посвящение «Господу, Создателю и Спасителю всего». После ссылки Теодульфа его вилла использовалась для нужд двора, служила резиденцией императора.

Церковь имеет хорошую сохранность, несмотря на два норманнских нашествия в 856 и 865 гг. Ораторий стал принадлежать Парижу в 1064, в это же время западная стена и апсида были перестроены, дабы освободить место для традиционного латинского нефа. Романский неф, в свою очередь, был увеличен в 15 или 16 вв.

Ораторий Жерминьи-де-Пре является важным и интересным памятником не только по причине малого количества сохранившихся построек эпохи Каролингского Возрождения, но и по причине уникальных архитектурных влияний, воспринятых им на протяжении его истории. Архитектура часовни уникальна среди Каролингских построек: давление старых Романских зданий уходит, открывая дорогу Вестготским, Византийским, Армянским, Мавританским веяниям. Черты восточной архитектуры угадываются в подковообразной форме арок и удивительной мозаике в апсиде. Общий план отсылает к архитектуре Армянских церквей.

Ораторий был выстроен греческим крестом в плане, организуя центральное пространство, измеряемое 32 шагами в каждую из сторон света. Рукава креста заканчивались апсидами (сохранившимися по сей день) с двумя прилегающими, но более маленькими апсидами (ныне разрушенными) в западной части. Над порталом сохранилась надпись: «Я, Теодульф, посвящая этот храм славе Христовой. Все заходящие в этот храм, помните меня».

Интерьер, при входе с западного портала, не поражает роскошью: неф является поздней пристройкой. Несущими конструкциями являются внешние стены и четыре столпа, на которых покоится световая башня с высокими окнами. Надпись на северо-восточном столпе гласит: «Эта церковь освящена 3 января» и продолжается на противоположном, юго-восточном столпе: «в 806 году молитвами святых Женевьевы и Жермена». Однако, исследователи полагают, что это копия оригинальной надписи, выполненная в XIX столетии.

Интерьер был богато украшен фресками и рельефами в технике «стукко», а кульминацией декора служила мозаика, выполненная в центральной апсиде. Эта уникальная композиция не имеет параллелей и аналогов в искусстве Франции и была выполнена мастером с востока. Возможно, он бежал сюда спасаясь от иконоборчества, бытовавшего в то время в Византии. Мозаика выполнена из кусочков стекла и цветного камня, прежде всего золотого, черного и голубого. Стиль мозаики близок к памятникам Греции и Иордании V века, а также к мозаикам Санта-Мария Маджоре в Риме (которые Теодульф видел за несколько лет до создания церкви Жерминьи-де-Пре.)

Сюжет мозаики уникален: он изображает Ковчег Завета. Фоном композиции служит звездное небо, откуда спускается благословляющая десница Господа. Два ангела окружают Ковчег, их расправленные крылья смыкаются на небесном фоне, одежды развеваются. Два маленьких Херувима стоят на крышке Ковчега и взирают на него с высоты. Сам Ковчег Завета изображен в виде золотого сундука с боковыми ручкам. Вдоль края мозаики тянется надпись на латинском «ORACLUM SCM ET CERUBIN HIC ASPICE SPECTANS ET TESTAMENTI EN MICAT ARCA DEI HAEC CERNENS PRECIBUSAQUE STUDENS PULSARE TONANTEM THEODULPHEM VOTIS IUNGITO QUAESO TUIS» и, которая в переводе звучит как «Смотри и созерцай святое пророчество с Херувимами и Блистающим Ковчегом Завета Господа. Перед этим зрелищем постарайся коснуться Владыку Грома (перевод требует уточнения) в своих молитвах и, я молю тебя, помни Теодульфа в твоих молитвах».  

В христианской традиции Ковчег Завета, как и другие священные предметы Иерусалимского храма, понимается в качестве прообраза элемента христианского храма - Кивота или Дарохранительницы. Подобно тому, как Ковчег находился в Святая святых Храма и в нём хранились Скрижали Завета, так Дарохранительница располагается в алтаре христианского храма с заключёнными в ней Святыми Дарами, Телом и Кровью Христа, образующими Новый Завет человека с Богом.

Появление подобного образа соответствовало духу времени, и было единственно возможным в эпоху распространения «Каролинских книг» (сборник в четырёх книгах опровержений актов VII Вселенского Собора, а также его учения об иконопочитании, составленный по повелению императора Карла I Великого его придворными богословами между 789 и 791 годами касательно священных изображений).

Символическое изображение в конхе, дословно передает слова Ветхозаветного текста:

 

«И речé Госпóдь къ Моисéю, глагóля: рцы́ сынóмъ Изрáилевымъ, и да вóзмутъ ми́ начáтки от всѣ́хъ, я́же угóдна бýдутъ сéрдцу и́хъ, да вóзмете начáтки моя́. Сéй же éсть начáтокъ, егóже вóзмете от ни́хъ: злáто и сребрó и мѣ́дь, и синетý и багряни́цу, и червлени́цу сугýбу [пря́деную], и виссóнъ скáный, и власы́ кóзiя, и кóжы о́вни очервленéны, и кóжы си́ни, и древá негнiю́щая, и елéй въ свѣщéнiе, ѳимiáмъ во елéй помáзанiя и въ сложéнiе ѳимiáма, и кáмени сарди́йскiя, и кáмени въ вая́нiе на епоми́ду {Евр.: еѳýдъ, славéн.: нарáмникъ или́ вéрхняя ри́за.} и поди́ръ {дóлгая ри́за}. И да сотвори́ши ми́ освящéнiе, и явлю́ся въ вáсъ: и сотвори́ши ми́ по всемý, ели́ка áзъ покажý тебѣ́ на горѣ́, о́бразъ ски́нiи и о́бразъ всѣ́хъ сосýдовъ ея́: си́це да сотвори́ши. И сотвори́ши кивóтъ свидѣ́нiя от дрéвъ негнiю́щихъ, двою́ лáктiй и пóлъ въ долготý, и лáктя и пóлъ въ широтý, и лáктя и пóлъ въ высотý: и позлати́ши егó злáтомъ чи́стымъ, внутрьýду и внѣýду позлати́ши егó, и сотвори́ши верхý егó вѣнéцъ злáтъ виты́й о́крестъ: и слiéши емý четы́ри колцá злáта, и возложи́ши на четы́ри страны́ егó, двá колцá на еди́ну странý, и двá на другýю странý. Сотвори́ши же носи́ла от дрéва негнiю́ща и позлати́ши я́ злáтомъ чи́стымъ: и вложи́ши носи́ла въ кóлца, я́же на странáхъ кивóта, носи́ти и́ми кивóтъ: въ кóлцахъ кивóта да бýдутъ носи́ла не зы́блющеся: и вложи́ши въ кивóтъ свидѣ́нiя, я́же дáмъ тебѣ́. И да сотвори́ши очисти́лище покрóвъ от злáта чи́ста, двою́ лáктiй и пóлъ въ долготý, лáктя же и пóлъ въ широтý: и сотвори́ши двá херуви́ма злáта извáянна, и воз¬ложи́ши я́ от обои́хъ стрáнъ очисти́лища: да сотворя́тся херуви́ми, еди́нъ от страны́ сея́ и другíй от страны́ другíя очисти́лища, и сотвори́ши двá херуви́ма на обои́хъ странáхъ: да бýдутъ херуви́ми распростирáюще кри́ла верхý, соосѣня́юще кри́лами свои́ми надъ очисти́лищемъ, и ли́ца и́хъ ко другъдрýгу, на очисти́лище бýдутъ ли́ца херуви́мска: и да возложи́ши очисти́лище на кивóтъ верхý, и въ кивóтъ да вложи́ши свидѣ́нiя, я́же дáмъ тебѣ́. И познáнъ бýду тебѣ́ оттýду, и возглагóлю тебѣ́ съ верхý очисти́лища междý двѣмá херуви́мы, и́же сýть надъ кивóтомъ свидѣ́нiя, и по всѣ́мъ, ели́ка áще заповѣ́мъ тебѣ́ къ сынóмъ Изрáилевымъ. И сотвори́ши трапéзу от дрéвъ негнiю́щихъ, двою́ лáктiй въ долготý, и лáктя въ широтý, и лáктя и пóлъ въ высотý: и позлати́ши ю́ злáтомъ чи́стымъ, и сотвори́ши éй витóе обложéнiе златóе о́крестъ, и сотвори́ши éй вѣнéцъ длáни о́крестъ, и сотвори́ши витóе обложéнiе вѣнцý о́крестъ. И сотвори́ши четы́ри колцá злáта, и возложи́ши четы́ри колцá на четы́ри страны́ нóгъ ея́ подъ вѣнéцъ: и да бýдутъ кóлца на влагáлища носи́ламъ, я́ко воздвизáти и́ми трапéзу. И сотвори́ши носи́ла ея́ от дрéвъ негнiю́щихъ, и позлати́ши я́ злáтомъ чи́стымъ, и воздвизáтися бýдетъ на ни́хъ трапéза. И сотвори́ши блю́да ея́ и ѳимiáмники, и возливáлники и чáшы, и́миже возливáти бýдеши: от злáта чи́ста да сотвори́ши я́. И возлагáти бýдеши на трапéзу хлѣ́бы предложéнiя предо мнóю при́сно». (Исх. 25: 1-30)

 

Комментариев нет.
Чтобы оставить комментарий, нужно войти на сайт.
Вы можете войти через:
Логин
Пароль
Если Вы еще не зарегистрированы, пройдите
Имя:
Фамилия:
E-mail:
Логин:
Пароль:
Повторите пароль:
Введите код с картинки:
* На указанный E-mail будут высланы Ваши логин и пароль.
Сообщение об ошибке:
Сообщение об ошибке:
Сообщение об ошибке:
Введите код с картинки: