Церковное искусствоИкона

Страшный суд; XVI в.; Россия. Север

Страшный суд; Россия. Север; XVI в.; местонахождение: Россия. Санкт-Петербург, Государственный Эрмитаж (ГЭ); 122 x 170 см.; материал: дерево, золото (сусальное), пигменты натуральные; техника: золочение, темпера яичная
ID: 568
СОХРАНИТЬ ГЛАВНАЯ ОБЩИЙ ПОИСК
Страшный суд ; Россия. Север; XVI в.; местонахождение: Россия. Санкт-Петербург, Государственный Эрмитаж (ГЭ) ; 122 x 170 см.; материал: дерево, золото (сусальное), пигменты натуральные; техника: золочение, темпера яичная
  1 ... 656714

 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 

 

  В основу иконографии «Страшного Суда», наряду с текстами Откровения Иоанна Богослова, были положены евангельские притчи и некоторые ветхозаветные пророчества, а также — житийные и апокрифические сочинения. Икона из погоста Лядины повторяет, в общих чертах, иконографическую схему, сложившуюся в византийском искусстве в X–XI веках, и, вместе с тем, содержит ряд новых мотивов, которые получают распространение в русской иконописи, начиная с XV–ХVI веков.

В центре композиции располагается изображение Христа-Судии во славе. Правой рукой Он благословляет, а в левой — держит раскрытое Евангелие с надписью «Не на лица судите» (Ин VII, 24). По обе стороны от Христа представлены стоящие в молении Богоматерь и Иоанн Предтеча, припадающие Адам и Ева, а также — двенадцать апостолов с раскрытыми книгами, восседающие на престолах (Мф XIX, 28). Ниже, справа и слева от Христа, изображены праведные и грешные, восставшие на Суд (Мф XXV, 31–46). Между ними располагается изображение Этимасии — престола, уготованного для Суда (Пс IX, 5–8). На престоле положена риза Христа, а поверх ее — открытое Евангелие, которое уподоблено здесь апокалиптической Книге Жизни (Откр V, 1–3). За престолом — голгофский крест, напоминающий о жертве, которая дает право Спасителю раскрыть Книгу и судить мир (Откр V, 9–10). По обе стороны от него стоят два ангела с развернутыми свитками, на которых — евангельские слова, обращенные к праведным и грешным (Мф XXV, 34, 41). В соответствии с иконографической традицией, справа от Христа изображены святые, представленные по чинам — пророки, святители, мученики, преподобные, мученицы и преподобные жены. Группы грешников олицетворяют различные народы, причем впереди всех представлены евреи, которым Моисей указывает на Христа. Под Этимасией, в небесном полукруге, представлена рука с праведными душами в виде младенцев в белых одеждах (Прем III, 1). Рука держит весы, на которых взвешиваются человеческие души. Чашу весов добрых дел охраняет ангел, поражающий трезубцем бесов, силящихся перетянуть чашу злых дел. Другой ангел низвергает грешников в огненное озеро. В нижней части иконы располагаются традиционные изображения рая и ада. В райском саду представлены Богоматерь на престоле между ангелами, праотцы Авраам, Исаак и Иаков с праведными душами (Лоно Авраамово — Лк XVI, 22) и благоразумный разбойник (Лк XXIII, 39–43). К райским вратам с охраняющим их херувимом (Быт III, 24) подходят праведники во главе с апостолами Петром и Павлом. Справа представлен ад с сатаной, сидящим на звере и держащим на руках душу Иуды. Между раем и адом изображен «милостивый блудник», привязанный к столбу. По преданию, он не был допущен в рай из-за блуда, которому предавался, но избегнул адских мучений, так как постоянно творил милостыню. В самом нижнем регистре композиции располагаются десять клейм со сценами адских мучений. К числу уникальных сюжетов, известных лишь в поздней русской иконописи, относится изображение змея, поднимающегося из пасти ада к ногам Адама («...и вражду положу... между семенем твоим и семенем ее; оно будет поражать тебя в голову, а ты будешь жалить его в пяту» — Быт III, 15). На змее располагаются двадцать кругов с аллегорическими изображениями, обозначающих мытарства — испытания в различных грехах, через которые должна пройти человеческая душа, прежде чем она попадет в Царствие Небесное. Особое место в композиции иконы занимает развернутая иллюстрация эсхатологических видений пророка Даниила (Дан VII–VIII). Отдельные мотивы из этих видений в разное время включались в иконографическую схему «Страшного Суда», однако только с XVI века они иллюстрируются практически полностью и приобретают значение самостоятельного сюжета, обрамляющего общую картину Суда. Сам Даниил и ангел, толкующий видение, представлены в круге, у правого поля иконы. Перед ними, в большом круге — аллегорические изображения Земли и Моря, которые отдают мертвых, восставших на Суд (Откр XX, 13).

 

 

 

 

Комментариев нет.
Чтобы оставить комментарий, нужно войти на сайт.
Вы можете войти через:
Логин
Пароль
Если Вы еще не зарегистрированы, пройдите
Имя:
Фамилия:
E-mail:
Логин:
Пароль:
Повторите пароль:
Введите код с картинки:
* На указанный E-mail будут высланы Ваши логин и пароль.
Сообщение об ошибке:
Сообщение об ошибке:
Сообщение об ошибке: