Церковное искусствоКнижная миниатюра

Христос на престоле с предстоящими архангелами. (1); Италия. Монтекасси́но (итал. Montecassino); XI в.; памятник: Exultet. (Add MS 30337 ); 29 x 79 см.

Христос на престоле с предстоящими архангелами. (1); Италия. Монтекасси́но (итал. Montecassino); XI в.; памятник: Exultet. (Add MS 30337 ); 29 x 79 см.; местонахождение: Англия. Лондон. Британская библиотека (The British Library)
ID: 17564
СОХРАНИТЬ ГЛАВНАЯ ОБЩИЙ ПОИСК
Христос на престоле с предстоящими архангелами. (1) ; Италия. Монтекасси́но (итал. Montecassino); XI в.; памятник: Exultet. (Add MS 30337 ); 29 x 79 см. ; местонахождение: Англия. Лондон. Британская библиотека (The British Library)
  1 ... 249417059

 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 

 

Экзультет (от лат. Exultet – "Возрадуйтесь") – (1) Название изобразительной композиции по начальному слову пасхального гимна. В Средние Века миниатюры-экзультеты помещали на свитках "вверх ногами" по отношению к тексту. Разворачивая свиток, священник, стоя на амвоне или на кафедре, по мере чтения опускал свиток вниз, и прихожане, слушая его, могли рассматривать изображения. Наиболее известны итальянские экзультеты XI-XII вв. (2) Название всего свитка с пасхальными гимнами.

 

                                                                                                          Литургические свитки-экзультеты

 

Западноевропейское средневековье знало, однако, экзотическую группу артефактов, которые содержат превосходные образцы миниатюр на пергаменте и в то же время – не являются кодексами. Речь идет о так называемых "экзультетах", также иногда именуемых в отечественной литературе "свитками ликования".

С четвертого века в Западной церкви распространилась практика произносить речитативы-славословия во время благословения Пасхальной Свечи. Первоначально слова этого гимна варьировались от региона к региону, однако стандартизация литургии, предпринятая Карлом Великим, привела к тому, что именно тот текст, которому отдал предпочтение Алкуин (а влияние этого интеллектуала при дворе императора франков переоценить невозможно), завоевал на Западе наибольшую популярность. Каролингский пасхальный гимн начинается призывом "Exultet iam angelica turba caelorum" ("Возрадуйтесь же, хоры ангелов небесных!") и оттого обычно именуется "экзультетом" – по своему первому слову. "Экзультетами" также стали называться иллюстрированные свитки, содержащие текст гимна.

Византийское влияние в Южной Италии было особенно сильным и, вероятно, именно поэтому литургические практики там сильно отличались от североевропейских. В частности, литургический пергаментный свиток даже в десятом веке оставался по-прежнему в ходу и в каком-то смысле даже конкурировал с кодексом. По мере того как диакон пропевал славословие на латыни, он разматывал свиток, который спускался с амвона прямо к пастве. Иллюстрации свитка, таким образом, становились видны всем желающим. Благодаря этому прихожане, как правило разбиравшие латынь на уровне "В конце письма поставить Vale!", получали возможность понять если не дословное содержание гимна, то по крайней мере приблизиться к его образному ряду. Именно для удобства паствы иллюстрации располагались вверх ногами по отношению к тексту.

Логичным образом тематика иллюстраций довольно строго отвечала словам гимна. 

 

Текст гимна на латинском:

 

Exsultet iam angelica turba caelorum
exsultent divina mysteria
et pro tanti regis victoria
tuba insonet salutaris

Gaudeat et tellus tantis irradiata fulgoribus
et, aeterni regis splendore illustrata
totius orbis se sentiat amisisse caliginem.

Laetetur et mater Ecclesia
tanti luminis adornata fulgoribus:
et magnis populorum vocibus haec aula resultet.


(Quapropter astantes vos, fratres carissimi,
ad tam miram huius sancti luminis claritatem,
una mecum, quaeso,
Dei omnipotentis misericordiam invocate.

Ut, qui me non meis meritis
intra Levitarum numerum dignatus est aggregare
luminis sui claritatem infundens
cerei huius laudem implere perficiat.)

(V: Dominus vobiscum.
A: Et cum spiritu tuo.)
V: Sursum corda.
A: Habemus ad Dominum.
V: Gratias agamus Domino Deo nostro.
A: Dignum et iustum est.

Vere dignum et iustum est,
invisibilem Deum Patrem omnipotentem
Filiumque eius unigenitum,
Dominum nostrum Iesum Christum,
toto cordis ac mentis affectu
et vocis ministerio personare.

Qui pro nobis aeterno Patri Adae debitum solvit
et veteris piaculi cautionem pio cruore detersit.


Haec sunt enim festa paschalia,
in quibus verus ille Agnus occiditur,
cuius sanguine postes fidelium consecrantur.


Haec nox est,
in qua primum patres nostros, filios Israel,
eductos de Aegypto,
Mare Rubrum sicco vestigio transire fecisti.


Haec igitur nox est,
quae peccatorum tenebras
columnae illuminatione purgavit.

Haec nox est,
quae hodie per universum mundum in Christum credentes
a vitiis saeculi, et caligine peccatorum segregatos,
reddit gratiae,
sociat sanctitati.


Haec nox est, in qua, destructis vinculis mortis,
Christus ab inferis victor ascendit.


Nihil enim nobis nasci profuit,
nisi redimi profuisset.

O mira circa nos tuae pietatis dignatio!
O inaestimabilis dilectio caritatis
ut servum redimeres, Filium tradidisti!

O certe necessarium Adae peccatum,
quod Christi morte deletum est!


O felix culpa,
quae talem ac tantum meruit habere Redemptorem!

O vere beata nox,
quae sola meruit scire tempus et horam,
in qua Christus ab inferis resurrexit!

Haec nox est, de qua scriptum est
Et nox sicut dies illuminabitur
et nox illuminatio mea in deliciis meis.

Huius igitur sanctificatio noctis
fugat scelera,
culpas lavat
et reddit innocentiam lapsis,
et maestis laetitiam.
Fugat odia,
concordiam parat,
et curvat imperia.

In huius igitur noctis gratia, suscipe, sancte Pater,
laudis huius sacrificium vespertinum,
quod tibi in haec cerei oblatione sollemni,
per ministrorum manus
de operibus apum, sacrosancta reddit ecclesia.


Sed iam columnae huius praeconia novimus,
quam in honorem Dei rutilans ignis accendit.


Qui, licet sit divisus in partes,
mutuati tamen luminis detrimenta non novit.

Alitur enim liquantibus ceris,
quas in substantiam pretiosae huius lampadis
apis mater eduxit.

O vere beata nox,
in qua terrenis caelestia,
humanis divina iunguntur!

Oramus ergo te, Domine,
ut cereus iste in honorem tui nominis consecratus,
ad noctis huius caliginem destruendam,
indeficiens perseveret.
Et in odorem suavitatis acceptus,
supernis luminaribus misceatur.

Flammas eius lucifer matutinus inveniat
Ille, inquam, lucifer, qui nescit occasum
Christus Filius tuus,
qui regressus ab inferis,
humano generi serenus illuxit,
et vivit et regnat in saecula saeculorum.
Amen

 

 

 

 

Комментариев нет.
Чтобы оставить комментарий, нужно войти на сайт.
Вы можете войти через:
Логин
Пароль
Если Вы еще не зарегистрированы, пройдите
Имя:
Фамилия:
E-mail:
Логин:
Пароль:
Повторите пароль:
Введите код с картинки:
* На указанный E-mail будут высланы Ваши логин и пароль.
Сообщение об ошибке:
Сообщение об ошибке:
Сообщение об ошибке:
Введите код с картинки: